Творчество

qyxQw-INBbE

Первый день года

По совести говоря — сегодня.
До этого, начиная с 1 января — праздничное безвременье, тёплый полумрак, освещённый приглушёнными лампами, свечами, гирляндами. Согретый объятиями и улыбками, ароматами домашнего стола и хорошего кофе.
Первые восемь дней года разлились, развалились, словно восьмикилограммовый пушистый кот на одеяле. Сытый, сонный, довольный.
Время за восемь дней привыкло идти иначе — вальяжно и никуда не спеша, словно невысокое зимнее солнце. Время стало густым. Сегодня оно идёт по-другому, позабыв русло будней, никак не может нащупать колею, найти себе место.
И люди, наверное, также места себе не очень-то находят. Потягиваются, скрипя суставами, изумлённо открывают глаза. Проснувшаяся Обломовка. Восстающие от тридцатилетнего печного плена богатыри.
Да и сам я нынче такой же богатырь. Даже вот и не пишется толком. Туго.
Лучше буду цитировать. А писать не буду. Правда, Даниил Иванович?
С Новым годом.

Даниил Хармс
О Пушкине

Трудно сказать что-нибудь о Пушкине тому, кто ничего о нем не знает.
Пушкин великий поэт.
Наполеон менее велик, чем Пушкин.
И Бисмарк по сравнению с Пушкиным ничто.
И Александр I, и II, и III — просто пузыри по сравнению с Пушкиным.
Да и все люди по сравнению с Пушкиным пузыри, только по сравнению с Гоголем Пушкин сам пузырь.
А потому вместо того, чтобы писать о Пушкине,я лучше напишу вам о Гоголе.
Хотя Гоголь так велик, что о нем и писать-то ничего нельзя, поэтому я буду все-таки писать о Пушкине.
Но после Гоголя писать о Пушкине как-то обидно.
А о Гоголе писать нельзя.
Поэтому я уж лучше ни о ком ничего не напишу.

IMG_20171129_185152

Не подводя итогов

Долго грозил Андрею Васильеву итоговой за год заметкой.
А теперь на улице уже стемнело, и уже даже ждут за столом, и надо успеть увидеться в старом году, простить, улыбнуться, обнять.
Не до итогов.
Хотя главный итог очевиден. Я дома. Не наездом, не набегом. Здесь мой дом и моя родина. Сильные, крепкие корни, вросшие в глубины веков и поколений, пьющие соки земные. Я люблю свой город. Я люблю своих родителей. Сердцу хорошо. Душе — светлей.
Любите то, что близко. Делайте близким дальнее. Пусть вам будет тепло. Спокойно. Пусть лампа над столом, мягкий свет, вечер рядом с любимыми, счастливыми, красивыми. Сладкий запах дома. Хрустящий снег за окном. Печной дым на морозе.
Не забывайте о главном. О главном и простом. Любите.
С Новым годом!

Возвращение

Так в пепел истлевают лавры.
Домой однажды возвратимся.
Всё будет нам: камыш и август,
И дальний плач болотной птицы,

Очаг, да горькая краюха,
Звезды пастушьей костровище
Над пепелищем и разрухой,
И крови зов, и губы в вишнях,

Пейзажа тихая палитра,
Переплетенья сонных улиц,
Ночная матери молитва —
О тех, которые вернулись.

Чтоб дал нам Бог и клёв на плёсах,
И сок берёзовый в апреле,
И жён — бессонных и бесслёзных,
Глядящих кротко в колыбели.

Мы уходили за мирами,
Чтоб вновь прийти к седому дому —
Сюда, где время замирает
Простою рифмой на ладони.

Умыться пеплом и молвою
И начинаться в новых главах,
Счастливой скорбною главою
Уже не утопая в лаврах.

IMG_20170819_193048

Нечаянная встреча (хокку)

«Семечки будешь? —
спросил меня хитро Ильич.
— Давно тут стою».

Предчувствуя осень

Андрею Васильеву

Осень — будет. Непременно однажды будет.
Неприметно придёт — сладковатым дымком с окраин.
Сквозь дороги и годы прорастают упрямо люди,
Чтобы по осени вновь затеряться в травах.

Люди растут сквозь сердце. Под старость — хворост,
Дымка над садом, где ветер былое носит.
Словно книга чужая, случайно взятая в отпуск,
Возвращайтесь опять — под сень, к сентябрю, под осень.

Пожелтеет бумага, натерпевшись стиха и прозы,
Будут листья в воде — несудьбою, остывшим воском.
Возвращайтесь тогда, когда будет ещё не поздно.
Мы уходим совсем, чтоб возвращаться — в осень.

Постарайтесь в пути не позабыть о главном,
Не отречься от горького корня да терпкой речи.
Мы уходим из дома, а только при всех неравных
Всё равно он наступит — долгий осенний вечер.

Будут сумерки в окнах, будто вторая программа
В телевизоре дачном: нечёткие контуры лиц и судеб
Да помехи дождей. Но о грустном, пожалуй, рано —
День уже убывает, только мало ли ещё будет:

И река полноводней, и картошка — уже с грибами.
И поленья трещат, и к лицу паутина липнет.
Осени ждать — чувствовать соль губами,
Пока август вальяжный отдыхает на тёплых плитах.

20170622_075827

Культурная столица*

*если вы начинаете её исследование со станции метро «Улица Дыбенко»**.

Реклама срама, секс-шоп да «Пиворама».

20170622_075812

20170622_075919

20170622_075827

**делать этого, конечно же, не нужно.

Загрузка...
X