Хочу процитировать

Губанов

Леонид Губанов. Стихотворение о брошенной поэме

ЛЕОНИД ГУБАНОВ

Эта женщина не дописана,
Эта женщина не долатана,
Этой женщине не до бисера,
А до губ моих — Ада адова.

Этой женщине — только месяцы,
Да и то совсем непорочные.
Пусть слова её не ременятся,
Не скрипят зубами молочными.

Вот сидит она, непричастная,
Непричёсанная, ей без надобности,
И рука её не при часиках,
И лицо её не при радости.

Как ей хмурится, как ей горбится,
Непрочитанной, обездоленной.
Вся душа её в белой горнице,
Ну а горница недостроена.

Вот и все дела, мама-вишенка,
Вот такие вот, непригожие.
Почему она — просто лишенка,
Ни гостиная, ни прихожая?

Что мне делать с ней, отлюбившему,
Отходившему к бабам лёгкого?
Подарить на грудь бусы лишние,
Навести румян неба летного?

Ничего-то в ней не раскается,
Ничего-то в ней не разбудится.
Отвернёт лицо, сгонит пальцы,
Незнакомо-страшно напудрится.

Я приеду к ней как-то пьяненьким,
завалюсь во двор, стану окна бить,
А в моём пльто кулек пряников,
Апотом ещё — что жевать и пить.

Выходи, скажу, девка подлая,
Говорить хочу всё, что на сердце.
А она в ответ: «Ты не подлинный,
А ты вали к другой, а то хватится!»

И опять закат свитра чёрного,
И опять рассвет мира нового.
Синий снег да снег, только в чём-то мы
Виноваты всё, невиновные.

Я иду домой, словно в озере,
Карасём иду из мошны.
Сколько женщин мы к черту бросили —
Скольким сами мы не нужны!

Эта женщина с кожей тоненькой,
Этой женщине из изгнания
Будет гроб стоять в пятом томике
Неизвестного мне издания.

Я иду домой, не юлю,
Пять легавых я наколол.
Мир обидели, как юлу, —
Завели, забыв на кого.

11 ноября 1964

qyxQw-INBbE

Первый день года

По совести говоря — сегодня.
До этого, начиная с 1 января — праздничное безвременье, тёплый полумрак, освещённый приглушёнными лампами, свечами, гирляндами. Согретый объятиями и улыбками, ароматами домашнего стола и хорошего кофе.
Первые восемь дней года разлились, развалились, словно восьмикилограммовый пушистый кот на одеяле. Сытый, сонный, довольный.
Время за восемь дней привыкло идти иначе — вальяжно и никуда не спеша, словно невысокое зимнее солнце. Время стало густым. Сегодня оно идёт по-другому, позабыв русло будней, никак не может нащупать колею, найти себе место.
И люди, наверное, также места себе не очень-то находят. Потягиваются, скрипя суставами, изумлённо открывают глаза. Проснувшаяся Обломовка. Восстающие от тридцатилетнего печного плена богатыри.
Да и сам я нынче такой же богатырь. Даже вот и не пишется толком. Туго.
Лучше буду цитировать. А писать не буду. Правда, Даниил Иванович?
С Новым годом.

Даниил Хармс
О Пушкине

Трудно сказать что-нибудь о Пушкине тому, кто ничего о нем не знает.
Пушкин великий поэт.
Наполеон менее велик, чем Пушкин.
И Бисмарк по сравнению с Пушкиным ничто.
И Александр I, и II, и III — просто пузыри по сравнению с Пушкиным.
Да и все люди по сравнению с Пушкиным пузыри, только по сравнению с Гоголем Пушкин сам пузырь.
А потому вместо того, чтобы писать о Пушкине,я лучше напишу вам о Гоголе.
Хотя Гоголь так велик, что о нем и писать-то ничего нельзя, поэтому я буду все-таки писать о Пушкине.
Но после Гоголя писать о Пушкине как-то обидно.
А о Гоголе писать нельзя.
Поэтому я уж лучше ни о ком ничего не напишу.

В рассуждении размера

Некто Васильев (так записано в телефоне) написал такую заметку:

46 размер

В детстве
Мама покупала вещи на вырост
Так сказать с запасом)
Я люблю таких людей
Ищу людей на вырост
Отношения на вырост
Встретив такого человека
Загораюсь
Сжимаю зубы и тянусь
Это сложно
Дотянуться
Добавить несколько сантиметров
Соответствовать)
Вздыхаю
Ною
Но иду
К 46 47 48 размеру (улыбка)

А я подумал: почему именно 46-й?
Привязал к региональному коду — 45-й (сумма прописью: сорок пятый). Курганская область. И тут же привязал к другому коду — 47-й (сорок седьмой). Ленинградская область. И, соответственно, тут же привязал к самому себе: тоже, стало быть, отношения на вырост.
А я как-то пока не совсем дотягиваю.

Ранняя весна

Я уже писал тебе: не помню такой ранней весны. Повторюсь теперь для всех.
Я не помню. Не помню такого огромного неба в феврале. Не помню, чтобы сквозь ледяную корку зимы так яростно пробивалась, сквозила, дышала, лилась — весна. Да — холодный, пронзительный ветер. Но он пахнет весной. Да — вчера вечером с крыш мело. Но мело — по-весеннему. Это зима осыпалась с крыш, хотела спрятаться и бежала, теряя белые перья.

Подробнее

Человек

Болею. Сильно разболеться, слава Богу, не получается. Борюсь, лечусь народными средствами, лёжа под одеялом в шерстяных носках.
Это состояние позволило провести воскресный день с книгой. Читаю роман Замятина «Мы». Не в первый раз читаю, но сегодня эта книга раскрылась для меня совершенно по-особенному. Подробнее

Загрузка...
X