Внеурочная деятельность

TlkW6H_US1Y

Пушкинский день или Кто бы мог подумать?..

Кто бы мог подумать?..
Когда 6 июня 1953 года Геннадий Рухлов брал в жёны Валентину Матюх, оба могли не знать, что сегодня родился великий русский Поэт.
Когда в 1999м году вся страна праздновала двухсотлетие со дня рождения Поэта, дедушка и бабушка уже никуда не могли деться от факта совпадения: телевизор цитировал пушкинские строки дни напролёт, много заранее памятной даты. Центральное телевидение тогда ещё не впало в окончательный маразм, Первый канал ещё был в уме и время от времени всё же транслировал что-то хорошее.
Хорошо помню эпизоды — память оставляет нам эпизоды, порой абсолютно, кажется, бессмысленные.
Бессонная ночь накануне. Случайно бессонная: потому что не в школу, потому что двоюродный брат не спит, а я тоже хочу быть взрослым, потому что ночи тёплые, и деревня, и лето. Да мало ли ещё причин — звуки, запахи, чувства и предчувствия. По телевизору в ту ночь «Музыка Верийского квартала» — грузинский музыкальный фильм с Вахтангом Кикабидзе в главной роли. В другой раз, может быть, и не стал бы смотреть, но как-то сложилось. Вряд ли тогда, в свои неполные одиннадцать лет я что-то понял в том фильме.
А потом вдруг начался футбол. Мы как-то упустили и не ожидали. Франция — Россия, Сен-Дени. Тот самый матч, в котором не играл Зидан, где упал в обморок Джоркаефф, где мы взяли и красивейшим образом выиграли у действующих чемпионов мира на их поле — 2:3! Как же я тогда болел! Так искренне, так истово сейчас уже, пожалуй и не дано.
Кажется, той ночью я не досмотрел матч. Не помню точно, но знаю, что игру повторяли утром. Смотрел — то ли снова, то ли впервые. Наши победили — и утром тоже, и с тем же счётом, и не менее красиво. И даже Зидан опять не вышел на поле.
Потом гости пришли. У бабушки и дедушки — день свадьбы, у Пушкина — день рождения, наши — победили. Хороший день.
Даже курица пришла всех поздравлять. Да, самая обыкновенная деревенская курица. Почему-то забрела в дом (двери по случаю летней жары приоткрыты), приветствовала всех кудахтаньем. Отлавливали, провожали восвояси.
Память сохраняет эпизоды — порой абсолютно, кажется, бессмысленные. Эти эпизоды и становятся потом нашей памятью. Нами.
В феврале 2000-го года не станет деда, ровно через год, почти день в день уйдёт бабушка.
Уйдут, не зная, что их внук пишет стихи — он (то есть я) их тогда ещё не писал.
А теперь — пишу. И размышляю о магии чисел и сплетениях причин.
Ведь кто бы, в самом деле, мог подумать?..
Тогда, например, 6 июня 1953 года, сидя за скромным послевоенным свадебным столом — кто мог подумать о том, что внук напишет поэму, лихо назовёт её «Шпаной» и будет читать её в городах и весях огромной родины. И даже в тех местах, где бывал когда-то Он — Поэт, не названный тогда по имени именинник.
24 мая — в День славянской письменности и культуры — по приглашению друга и соратника Сергея Кочережко я прочёл свою «Шпану» учителям школы МДЦ «Артек». Сергей Сергеевич — абсолютный победитель Всероссийского «Учителя года — 2015″, абсолютный и замечательный сосед, добрый друг и заместитель директора артековской школы. А Пушкин — Пушкин гулял вот здесь, а там, внизу, подплывал на лодке к нижним гротам. Здесь он восторгался дивным крымом, как я восторгался им, спустя 200 лет. Здесь рождались первые образы «Евгения Онегина», звучали дивные элегии, напоённые крымским солнцем и воздухом. И здесь же, в доступности слышимости звучала моя «Шпана» — будто бы для Него, для Поэта. Он: «Погасло дневное светило!» Я: «Ветер на улицах. В дальних кварталах ветер». Да ведь и в «Шпане» Он есть:»Ах, Саша, ну к чему опять дуэль?!» Вот же он — тут как тут, вездесущ, юн и горяч. Вы уж простите, Александр Сергеевич, что я немного запанибрата. Но ведь в поэзии, в стихах, между строк — можно на «ты», верно? Мы ведь там с Вами — рука об руку, по одной дорожке, крымскими горными тропками, с видом на море.
Нельзя же не рассказать об этом совсем, верно? И когда это ещё можно сделать, как не сегодня: о событиях Дня славянской письменности — в Пушкинский день, День русского языка.
А могли ли подумать братья Кирилл и Мефодий 24го мая…
Но это уже чересчур.
С праздником вас!
04QXpUsITLE

FYMjDXIK2_8

cf9WbDjcMhA

aqDwGXU6ulk

3m3GY9CdLBE

Галочка на карте или Как поздравить друга с днём рождения

Сейчас не пугайтесь: буду излагать о себе в третьем лице. Этакое журналистское расследование. Или не расследование.

Ну так вот.

31 марта 2017 года «Уличная поэма «Шпана»» поставила на карте Российской Федерации очередную галочку. Знамя «Шпаны» реет теперь и над Воронежем. Зрителями моноспектакля Александра Рухлова в стенах Центра «Интеллект» стали уже не только школьники Ленинградской области (в данном случае — эколого-биологическая сессия), но и десятиклассники воронежской Гимназии имени Н.Г. Басова, которые с 26 по 31 марта были участниками физико-математической сессии «Новый Интеллект». «Шпана» прозвучала в качестве завершающего аккорда насыщенной событиями недели.
Прозвучало в конце постановки и имя коллеги и друга, автора идеи постановки Алексея Александровича Курбатова, который именно в этот день, 31 марта, изволил появиться однажды на свет. Ради этого стоило дважды перенести чтение поэмы: сначала с понедельника на четверг, а потом и с четверга на пятницу. Сегодня отступать было нельзя!
Не отступайте, Алексей Александрович! За нами «Шпана»! Пусть вокруг будут «свои», пусть радуются за нас чужие и пусть обстоятельства и впредь складываются в разные причудливые и неожиданные приятности.

С днём рождения!

IMG_7501 (2)

Запас воздуха

Если рыбу выбросить на берег…

На чужой земле иногда становится нечем дышать. Слава Богу, запас воздуха у меня с собой. Спасибо всем вам, кто помог запасти: лицеисты, коллеги, друзья. Можно дышать, хватает воздуха, когда вы далеко.

Дышу. Дышу поэзией. «Шпаной». Живу.

И «Шпана» живёт.

Подробнее

«Шпана» — это…

…когда долго подбираешь, ищешь ощупью название для заметки, потому что к прожитому объёму жизни очень трудно подобрать лаконичное определение. А потом садишься писать — и натыкаешься вот на такое сочетание слов, которое кажется всеобъемлющим, предполагая полёт, ибо не завершено, распахнуто, как глаза зрителей в зале. «Шпана» — это… «Шпана» — это… «Шпана» — это… Как вагоны поезда, летящего сквозь тьму. Как биение сердечное.

…когда название говорит само за себя, будто из детства, из 90-х доносится шелест вкладышей с нарисованными мальчиками и девочками: «Любовь — это…» «Шпана» — поэма о Любви, а эти мальчики и девочки — мы сами: юные, влюблёнными глазами смотрящие с пожелтевшей от времени бумаги.

…память. Это когда вспоминаешь детство, а на глазах — слёзы. Это когда фотографии, искусственно состарившиеся при помощи банки кофе и неиссякаемого запаса дизайнерской мысли, кажутся родными, семейными. До такой даже степени, что хочется забрать их с собой и действительно вложить в альбом. И одну в самом деле забираешь, чтобы вставить в рамку и повесить в кабинете — далеко от дома, чтобы чувствовать близость того, что было и, может быть, иногда ощущать веками тепло слёз.

…ощущение времени. Наверное, именно здесь, в этой постановке окончательно пришло взросление. Я жил на сцене, наблюдая чужое детство: слышал из-за кулис голоса ребят, живущих улицей, пьющих жадными глотками двор, друг друга, саму жизнь. Так слушает уличные голоса мальчик, который заболел или провинился, и мама не пускает его погулять с остальными. Или просто как взрослый, который вырос и ему уже как-то не по чину до сумерек загуливаться в соседнем дворе. После премьеры я возвращался домой и встретил шумную девичью толпу, спешащую откуда-то с новогоднего торжества куда-то на новогодний корпоратив. Они щебетали, смеялись, радовались чему-то (вероятно, просто так, ничему, без повода). И я вдруг понял, что это мимо меня идёт тот возраст, из которого я уже вышел. Понял, что я когда-то тоже чувствовал мир вот так, как они — беззаботно, в полумраке и слегка пьяно. Чувствовал. А теперь новогоднее настроение для меня в чём-то другом.

…новогоднее настроение, которое начало накапливаться с сентября. Оно парило над письменным столом, постепенно сужая круги над черновиками и рукописями, порою подхватывало на крыла, помогая перешагнуть через петербургские близорукие дни и шагнуть, наконец, в новый год.

…когда дело не в этом. Не в словах типа «босота», «заточка», «финка», «мент». Не в романтизации мелкой уголовщины. Дело в том как раз, что во все времена были дети и подростки с таким детством: беспризорники 20-х, дети войны, ребята с рабочих окраин 50-70х годов, их дети из 80-90х. Все мы знаем и понимаем, что по большей части это искалеченные судьбы, беспросветные (сродни петербургскому ноябрю) сумерки, нищета, мрак. Но «Шпана» — не об этом. «Шпана» — это поиск света во тьме, попытка указать на то, что могло и смогло спасти, уберечь, помочь. И, в конечном итоге, любому человеку сможет помочь при случае. Что это?

…Любовь. «Шпана» — поэма о любви: разной и многоликой. О Дружбе как разновидности Любви. О Трусости и Предательстве как антонимах Любви. О Любви к Женщине, Родителям, Родной Улице.

…большое спасибо всем вам, дорогие друзья, участники, авторы, зрители постановки.

О благодарностях зрителей, конечно, особые слова. Многие подходили, с трудом подбирая слова. Потом всё-таки слова находились: волнительные, волнующие, тёплые. Мы улыбались друг другу, обнимались и жали руки. Спасибо, зрители!

И вам спасибо, коллеги-участники! Спасибо авторы — за право редактировать ваши тексты и разбавлять их своими! Спасибо, актёры — за внимательное отношение к тексту, за то, что вам нельзя было не верить, за потрясающее погружение в образы! Прошу прощения за пример, но не могу не привести его: стоя за кулисами, я совершенно случайно стал свидетелем таинства: восьмиклассница Люба входила в образ. Может быть, она сама не понимала, что делает, но она на моих глазах делала шаг. Шаг в другой мир, шаг в образ. Что-то такое происходило с её лицом, мимикой, что-то рождалось в глазах — и я понимал, что Люба — больше не Люба: она Маша, девочка, которая никак не может полюбить, которая инстинктивно понимает, что она должна вырваться из лап улицы, рвётся к свету из тьмы, как маленький мотылёк. На это уходили какие-то мгновения, но в этом была какая-то новогодняя сказочность. «Алиса в стране чудес». Нет, в Зазеркалье, сцена так называлась — «Зазеркалье». И главной героине, видимо, вЕдомы тайные тропы кэролловской героини. Я не знаю, как это показать или описать словами. Может быть, и сама Люба не знает: если она владеет этим волшебством осознанно, боюсь, она в будущем переломает десятки мужских судеб.

Спасибо, Алексей Александрович — за пройденный рядом путь!

…»Шпана» — это история с продолжением. Вечером 28 декабря, когда прошёл показ для родителей и, казалось бы, «проект можно считать завершённым», я отправился на встречу литературной студии В.Ф. Потанина, где написанные мною тексты к поэме выдержали критику, получили пожелания, замечания, но в первую очередь — одобрение коллег по творческому цеху. Есть надежда, что «Шпана» (или хотя бы её часть) увидят свет в следующем номере альманаха «Тобол». И, кто знает, какие ещё страницы примут «Шпану» в дальнейшем.

«Шпана» — это праздник.

С наступающим, братва!

ta7dw7-dvt0

Ищите Женщину

Не на фото сверху, конечно. Хотя это кому как.

Вчера началась «Шпана». Задышала. Вчера я прикоснулся к по-прежнему близкой, осязаемой атмосфере Курганского областного лицея-интерната для одарённых детей. Пахло морозом и соснами, ледяными звёздами над головой. И я снова расслышал стихи. Подробнее

Загрузка...
X