Внеурочная деятельность

ДОРОГИ: ТУДА и ОБРАТНО

АФИША

Новогодняя фантазия — 3 с юмором и моралью

Премьера:
28 декабря в 18:00
29 декабря в 12:00
на сцене ГБОУ «Кураганский областной лицей-интернат для одарённых детей»

ПРОГРАММА НОВОГОДНЕЙ ПОСТАНОВКИ

ПРОЛОГ

Действие первое
НАДО ДОРАСТИ

Каждый мужчина должен построить дом, посадить дерево и вырастить сына. Каждый старшеклассник из провинциального города Q обязательно должен попробовать уехать в другой регион. Может быть, потому, что он стесняется, как живут здесь те, кто вырастил и воспитал. А те люди не против. Ведь они ценят не частоту переездов из города в город. Они дают оценку главному – тому, что оставляют после себя уехавшие.

Действие второе
РУССКОЕ ПОЛЕ

Народная мудрость города Q гласит: чтобы стало лучше – напиши президенту. Забор покосился – напиши президенту. Снег выпал, убрать надо – напиши президенту. Телевизор сломался, президента на Новый год не посмотреть — вы знаете, что делать.
Времени на другие действия тут, понятно, не хватает. И президентам ничего не остаётся как привлекать к реальным делам других, не занятых письмом. А «пишущим» приходится потом платить за решение своих проблем.

Действие третье
ПРОВИНЦИАЛЬНАЯ ЛЮБОВЬ

Если кто-то вышел и специально не закрыл дверь – не ждите, что он обязательно вернётся. Те, кто уезжает Туда, едут не для того, чтобы Там начать любить вас сильнее. Сильнее любит тот, кто остается рядом. Журавль никогда не станет синицей.

Действие четвёртое
ФЛАГИ НА БАШНЯХ

Экологическая мудрость города Q гласит: чем больше мы машем флагами, тем чище воздух и быстрее приходит весна. А весна – она ведь тем лучше и красивей, чем больше в городе кинотеатров, клубов, митингов!..
Или?..
Так чем же всё-таки измеряются города?

Действие пятое
МОСТЫ

О дороге из города Q принято говорить так: «Важнее не то, что у тебя внутри – важнее, чтобы ты сам был внутри. Внутри МЕ-ГА-ПО-ЛИ-СА!»
Любовь – самое сильное чувство на Земле, уступающее только желанию уехать в большой город.

Действие шестое
РОДНАЯ РЕЧЬ

Пока Гнойный побеждал Мирона, пока китайскую границу пересекала очередная партия рваных джинсов, пока в речь входило очередное модное слово, похожее на собачий лай… в старом гараже пацаны доделали старый отцовский мопед. А значит, Сашка обратит на себя внимание Оли. А значит, они вырастут, поженятся и у них родятся дети. Которые останутся здесь. А значит у города Q есть Будущее.

ЭПИЛОГ

Афиша: Екатерина Птицына.
Текст: Алексей Курбатов, Александр Рухлов.

TlkW6H_US1Y

Пушкинский день или Кто бы мог подумать?..

Кто бы мог подумать?..
Когда 6 июня 1953 года Геннадий Рухлов брал в жёны Валентину Матюх, оба могли не знать, что сегодня родился великий русский Поэт.
Когда в 1999м году вся страна праздновала двухсотлетие со дня рождения Поэта, дедушка и бабушка уже никуда не могли деться от факта совпадения: телевизор цитировал пушкинские строки дни напролёт, много заранее памятной даты. Центральное телевидение тогда ещё не впало в окончательный маразм, Первый канал ещё был в уме и время от времени всё же транслировал что-то хорошее.
Хорошо помню эпизоды — память оставляет нам эпизоды, порой абсолютно, кажется, бессмысленные.
Бессонная ночь накануне. Случайно бессонная: потому что не в школу, потому что двоюродный брат не спит, а я тоже хочу быть взрослым, потому что ночи тёплые, и деревня, и лето. Да мало ли ещё причин — звуки, запахи, чувства и предчувствия. По телевизору в ту ночь «Музыка Верийского квартала» — грузинский музыкальный фильм с Вахтангом Кикабидзе в главной роли. В другой раз, может быть, и не стал бы смотреть, но как-то сложилось. Вряд ли тогда, в свои неполные одиннадцать лет я что-то понял в том фильме.
А потом вдруг начался футбол. Мы как-то упустили и не ожидали. Франция — Россия, Сен-Дени. Тот самый матч, в котором не играл Зидан, где упал в обморок Джоркаефф, где мы взяли и красивейшим образом выиграли у действующих чемпионов мира на их поле — 2:3! Как же я тогда болел! Так искренне, так истово сейчас уже, пожалуй и не дано.
Кажется, той ночью я не досмотрел матч. Не помню точно, но знаю, что игру повторяли утром. Смотрел — то ли снова, то ли впервые. Наши победили — и утром тоже, и с тем же счётом, и не менее красиво. И даже Зидан опять не вышел на поле.
Потом гости пришли. У бабушки и дедушки — день свадьбы, у Пушкина — день рождения, наши — победили. Хороший день.
Даже курица пришла всех поздравлять. Да, самая обыкновенная деревенская курица. Почему-то забрела в дом (двери по случаю летней жары приоткрыты), приветствовала всех кудахтаньем. Отлавливали, провожали восвояси.
Память сохраняет эпизоды — порой абсолютно, кажется, бессмысленные. Эти эпизоды и становятся потом нашей памятью. Нами.
В феврале 2000-го года не станет деда, ровно через год, почти день в день уйдёт бабушка.
Уйдут, не зная, что их внук пишет стихи — он (то есть я) их тогда ещё не писал.
А теперь — пишу. И размышляю о магии чисел и сплетениях причин.
Ведь кто бы, в самом деле, мог подумать?..
Тогда, например, 6 июня 1953 года, сидя за скромным послевоенным свадебным столом — кто мог подумать о том, что внук напишет поэму, лихо назовёт её «Шпаной» и будет читать её в городах и весях огромной родины. И даже в тех местах, где бывал когда-то Он — Поэт, не названный тогда по имени именинник.
24 мая — в День славянской письменности и культуры — по приглашению друга и соратника Сергея Кочережко я прочёл свою «Шпану» учителям школы МДЦ «Артек». Сергей Сергеевич — абсолютный победитель Всероссийского «Учителя года — 2015″, абсолютный и замечательный сосед, добрый друг и заместитель директора артековской школы. А Пушкин — Пушкин гулял вот здесь, а там, внизу, подплывал на лодке к нижним гротам. Здесь он восторгался дивным крымом, как я восторгался им, спустя 200 лет. Здесь рождались первые образы «Евгения Онегина», звучали дивные элегии, напоённые крымским солнцем и воздухом. И здесь же, в доступности слышимости звучала моя «Шпана» — будто бы для Него, для Поэта. Он: «Погасло дневное светило!» Я: «Ветер на улицах. В дальних кварталах ветер». Да ведь и в «Шпане» Он есть:»Ах, Саша, ну к чему опять дуэль?!» Вот же он — тут как тут, вездесущ, юн и горяч. Вы уж простите, Александр Сергеевич, что я немного запанибрата. Но ведь в поэзии, в стихах, между строк — можно на «ты», верно? Мы ведь там с Вами — рука об руку, по одной дорожке, крымскими горными тропками, с видом на море.
Нельзя же не рассказать об этом совсем, верно? И когда это ещё можно сделать, как не сегодня: о событиях Дня славянской письменности — в Пушкинский день, День русского языка.
А могли ли подумать братья Кирилл и Мефодий 24го мая…
Но это уже чересчур.
С праздником вас!
04QXpUsITLE

FYMjDXIK2_8

cf9WbDjcMhA

aqDwGXU6ulk

3m3GY9CdLBE

Галочка на карте или Как поздравить друга с днём рождения

Сейчас не пугайтесь: буду излагать о себе в третьем лице. Этакое журналистское расследование. Или не расследование.

Ну так вот.

31 марта 2017 года «Уличная поэма «Шпана»» поставила на карте Российской Федерации очередную галочку. Знамя «Шпаны» реет теперь и над Воронежем. Зрителями моноспектакля Александра Рухлова в стенах Центра «Интеллект» стали уже не только школьники Ленинградской области (в данном случае — эколого-биологическая сессия), но и десятиклассники воронежской Гимназии имени Н.Г. Басова, которые с 26 по 31 марта были участниками физико-математической сессии «Новый Интеллект». «Шпана» прозвучала в качестве завершающего аккорда насыщенной событиями недели.
Прозвучало в конце постановки и имя коллеги и друга, автора идеи постановки Алексея Александровича Курбатова, который именно в этот день, 31 марта, изволил появиться однажды на свет. Ради этого стоило дважды перенести чтение поэмы: сначала с понедельника на четверг, а потом и с четверга на пятницу. Сегодня отступать было нельзя!
Не отступайте, Алексей Александрович! За нами «Шпана»! Пусть вокруг будут «свои», пусть радуются за нас чужие и пусть обстоятельства и впредь складываются в разные причудливые и неожиданные приятности.

С днём рождения!

IMG_7501 (2)

Запас воздуха

Если рыбу выбросить на берег…

На чужой земле иногда становится нечем дышать. Слава Богу, запас воздуха у меня с собой. Спасибо всем вам, кто помог запасти: лицеисты, коллеги, друзья. Можно дышать, хватает воздуха, когда вы далеко.

Дышу. Дышу поэзией. «Шпаной». Живу.

И «Шпана» живёт.

Подробнее

«Шпана» — это…

…когда долго подбираешь, ищешь ощупью название для заметки, потому что к прожитому объёму жизни очень трудно подобрать лаконичное определение. А потом садишься писать — и натыкаешься вот на такое сочетание слов, которое кажется всеобъемлющим, предполагая полёт, ибо не завершено, распахнуто, как глаза зрителей в зале. «Шпана» — это… «Шпана» — это… «Шпана» — это… Как вагоны поезда, летящего сквозь тьму. Как биение сердечное.

…когда название говорит само за себя, будто из детства, из 90-х доносится шелест вкладышей с нарисованными мальчиками и девочками: «Любовь — это…» «Шпана» — поэма о Любви, а эти мальчики и девочки — мы сами: юные, влюблёнными глазами смотрящие с пожелтевшей от времени бумаги.

…память. Это когда вспоминаешь детство, а на глазах — слёзы. Это когда фотографии, искусственно состарившиеся при помощи банки кофе и неиссякаемого запаса дизайнерской мысли, кажутся родными, семейными. До такой даже степени, что хочется забрать их с собой и действительно вложить в альбом. И одну в самом деле забираешь, чтобы вставить в рамку и повесить в кабинете — далеко от дома, чтобы чувствовать близость того, что было и, может быть, иногда ощущать веками тепло слёз.

…ощущение времени. Наверное, именно здесь, в этой постановке окончательно пришло взросление. Я жил на сцене, наблюдая чужое детство: слышал из-за кулис голоса ребят, живущих улицей, пьющих жадными глотками двор, друг друга, саму жизнь. Так слушает уличные голоса мальчик, который заболел или провинился, и мама не пускает его погулять с остальными. Или просто как взрослый, который вырос и ему уже как-то не по чину до сумерек загуливаться в соседнем дворе. После премьеры я возвращался домой и встретил шумную девичью толпу, спешащую откуда-то с новогоднего торжества куда-то на новогодний корпоратив. Они щебетали, смеялись, радовались чему-то (вероятно, просто так, ничему, без повода). И я вдруг понял, что это мимо меня идёт тот возраст, из которого я уже вышел. Понял, что я когда-то тоже чувствовал мир вот так, как они — беззаботно, в полумраке и слегка пьяно. Чувствовал. А теперь новогоднее настроение для меня в чём-то другом.

…новогоднее настроение, которое начало накапливаться с сентября. Оно парило над письменным столом, постепенно сужая круги над черновиками и рукописями, порою подхватывало на крыла, помогая перешагнуть через петербургские близорукие дни и шагнуть, наконец, в новый год.

…когда дело не в этом. Не в словах типа «босота», «заточка», «финка», «мент». Не в романтизации мелкой уголовщины. Дело в том как раз, что во все времена были дети и подростки с таким детством: беспризорники 20-х, дети войны, ребята с рабочих окраин 50-70х годов, их дети из 80-90х. Все мы знаем и понимаем, что по большей части это искалеченные судьбы, беспросветные (сродни петербургскому ноябрю) сумерки, нищета, мрак. Но «Шпана» — не об этом. «Шпана» — это поиск света во тьме, попытка указать на то, что могло и смогло спасти, уберечь, помочь. И, в конечном итоге, любому человеку сможет помочь при случае. Что это?

…Любовь. «Шпана» — поэма о любви: разной и многоликой. О Дружбе как разновидности Любви. О Трусости и Предательстве как антонимах Любви. О Любви к Женщине, Родителям, Родной Улице.

…большое спасибо всем вам, дорогие друзья, участники, авторы, зрители постановки.

О благодарностях зрителей, конечно, особые слова. Многие подходили, с трудом подбирая слова. Потом всё-таки слова находились: волнительные, волнующие, тёплые. Мы улыбались друг другу, обнимались и жали руки. Спасибо, зрители!

И вам спасибо, коллеги-участники! Спасибо авторы — за право редактировать ваши тексты и разбавлять их своими! Спасибо, актёры — за внимательное отношение к тексту, за то, что вам нельзя было не верить, за потрясающее погружение в образы! Прошу прощения за пример, но не могу не привести его: стоя за кулисами, я совершенно случайно стал свидетелем таинства: восьмиклассница Люба входила в образ. Может быть, она сама не понимала, что делает, но она на моих глазах делала шаг. Шаг в другой мир, шаг в образ. Что-то такое происходило с её лицом, мимикой, что-то рождалось в глазах — и я понимал, что Люба — больше не Люба: она Маша, девочка, которая никак не может полюбить, которая инстинктивно понимает, что она должна вырваться из лап улицы, рвётся к свету из тьмы, как маленький мотылёк. На это уходили какие-то мгновения, но в этом была какая-то новогодняя сказочность. «Алиса в стране чудес». Нет, в Зазеркалье, сцена так называлась — «Зазеркалье». И главной героине, видимо, вЕдомы тайные тропы кэролловской героини. Я не знаю, как это показать или описать словами. Может быть, и сама Люба не знает: если она владеет этим волшебством осознанно, боюсь, она в будущем переломает десятки мужских судеб.

Спасибо, Алексей Александрович — за пройденный рядом путь!

…»Шпана» — это история с продолжением. Вечером 28 декабря, когда прошёл показ для родителей и, казалось бы, «проект можно считать завершённым», я отправился на встречу литературной студии В.Ф. Потанина, где написанные мною тексты к поэме выдержали критику, получили пожелания, замечания, но в первую очередь — одобрение коллег по творческому цеху. Есть надежда, что «Шпана» (или хотя бы её часть) увидят свет в следующем номере альманаха «Тобол». И, кто знает, какие ещё страницы примут «Шпану» в дальнейшем.

«Шпана» — это праздник.

С наступающим, братва!

Загрузка...
X